Хирург Д. Мясоедов: “Каждая женщина имеет право быть здоровой и красивой”

0
38

Среди ряда новейших видов хирургического лечения в настоящее время особое место занимают органосохраняющие и реконструктивно-восстановительные операции. Именно они чаще всего возвращают больного к полноценной жизни, повышают его качество.
Сегодня наш разговор с заведующим кафедрой онкологии КМАПО им. П. Л. Шупика, руководителем ее клиники на базе Киевской городской онкологической больницы (КГОБ) профессором Дмитрием Мясоедов по поводу актуальных вопросов эстетической и реконструктивной хирургии, в частности молочной железы.
– Дмитрий Владимирович, если органосохраняющие операции беспрекословно вошли в современный арсенал методов лечения рака, то реконструктивные операции переживают период своеобразной апробации. С чем это связано?
– Прежде всего с отсутствием достоверной информации. Большинство женщин глубоко убеждены, что реконструктивные операции – это дополнительное и неоправданное травмирования. Еще одной проблемой является использование самого имплантата, который у большинства женщин ассоциируется с возможным повторным опухолевым процессом, якобы является следствием эндопротезирования. Поэтому с 12 000 женщин Украины, ежегодно заболевают злокачественными опухолями молочной железы и как следствие этого потребует радикальных операций, восстановительные оперативные вмешательства выполняются только у одного-двух процентов пациенток.
Не последнюю роль здесь играют и экономические факторы. За рубежом реконструктивные операции финансируются государством, у нас этот вопрос пока решают пациентки сами или совместно с лечебным учреждением. Например, при КГОБ уже несколько лет действует Фонд святого Владимира, через который мы пытаемся ввести бесплатное эндопротезирование для категории женщин, больных злокачественными новообразованиями молочных желез.
Кроме того, на базе КГОБ пластические операции осуществляются не обязательно одновременно с выполнением радикальных операций, но и после определенного периода после завершения хирургического или комбинированного лечения. Одномоментность или отсроченность реконструктивно-пластической операции пациентка часто решает сама.
Видели бы вы тех женщин, которые приходят сегодня к нам после мастэктомий, осуществленных 11-12 лет назад! Только восстановительные операции возвращают их к полноценной и активной бытия. Они становятся совсем другими – изменяется психика, отношение к жизни, появляются другие интересы. Сейчас к нам едут даже из-за границы, где пластические операции значительно дороже.
– А как Вам удалось решить вопрос с эндопротезами, без тщательного подбора которых даже гениально выполнено хирургическое вмешательство часто сводится на нет?
– При поиске веществ, пригодных для протезирования молочных желез, удаленных по поводу рака, самым важным было то, чтобы уберечь женщину от послеоперационных осложнений. Последние были связаны с образованием так называемой контракционной капсулы вокруг эндопротеза, что изменяла консистенцию созданной молочной железы, предопределяла целый ряд других нежелательных осложнений, в частности, появлялись боли и тяжесть в восстановленном органе.
Наш выбор остановился на эндопротез с полиакриламидного геля, разработанного отечественными специалистами. Сегодня такие эндопротезы используем с целью одномоментного и отсроченного восстановления массы молочных желез. Их можно размещать как подкожно, так и между мышцами. Мы полностью изъяли лишь инъекционный метод введения геля, так как он выполняется “вслепую”. Лучшим в этом случае является эндоскопическое введение геля четко в ретромамарний пространство молочной железы, чтобы избежать нежелательных осложнений и повторных операций. Отечественные эндопротезы отличаются тем, что не имеют оболочки, поэтому из них можно формировать как отдельный участок молочной железы, так и всю молочную железу. Датчане, которые посещали нашу клинику, метко назвали гель “медузой” за уникальные его свойства. Главными особенностями этого пластичного материала является его нетоксичность и способность не раздражать окружающие ткани. При размещении эндопротеза под кожно-мышечным лоскутом он не смещается, не возникает полнокровие, стазу или тромбообразование в региональных сосудах, аллергической или перифокальной воспалительной реакции, возникающей дальнейшем постепенным смещением эндопротеза и деформацией восстановленной молочной железы.
Это можно объяснить как инертностью эндопротеза в близлежащих тканей, так и его свойством временно адсорбировать окружающую жидкость, что существенно уменьшает отек и серозные выделения из раны, а затем воспалительные и гнойные осложнения.
Расположение эндопротезов под кожно-мышечным лоскутом является гарантом предотвращения развития контракционной капсулы, которая деформирует сформированную молочную железу и нивелирует весь результат пластической операции. Наиболее удачным в этом случае является размещение эндопротеза под кожно-мышечным лоскутом, основу которого составляют большую грудную мышцу или сверхширокий мышцу спины, забор которого осуществляется по методу Танзини. Предотвращению послеоперационных осложнений способствуют уникальные свойства гидрофильного полиакриламидного геля – впитывать, а затем постепенно отдавать в близлежащие ткани накопленные ранее вещества, в частности антибиотики и антисептики.
– Какие условия должны соблюдаться при работе с этим уникальным пластическим материалом?
– Успех любого хирургического лечения предполагает соблюдение ряда условий. Прежде всего, следует провести дооперационную оценку размеров и состояния кровоснабжение мышц, которые используются для создания кожно-мышечного лоскута, а также нивелирования негативного влияния сопутствующих заболеваний (в частности сахарного диабета, поливалентной аллергии, склонности организма к тромбообразованию, особенно при наличии варикозного расширения вен нижних конечностей, авитаминозных состояний и выраженного иммунодефицита), соответственно подготовить операционное поле.
– Что Вы можете сказать об отдаленных результатах применения геля в качестве пластического материала?
– наблюдение за более чем 100 пациентками доказали, что вокруг установленного эндопротеза (по данным УЗИ) отсутствуют признаки контракционной капсулы, что дает основания рекомендовать эти эндопротезы в клиническую практику при лечении рака молочной железы, а также при доброкачественных новообразованиях, которые не поддаются консервативному лечению. Клинические наблюдения подтвердили, что применение у этой группы пациенток (в послеоперационном периоде) облучения и полихимиотерапии не производит негативного влияния на состояние эндопротезов и прилегающих тканей. В послеоперационном периоде этой группе больных рекомендуется применение комплекса традиционных реабилитационных мероприятий – массажа, лечебной физкультуры, а также других медицинских процедур, которые нормализуют реологические показатели крови, нивелируют осложнения, присущие оперативным вмешательством с использованием эндопротезов как аллопластических материалов.
– Применение безоболочного протеза в восстановлении молочной железы достаточно убедительное. Но иностранные специалисты предпочитают оболочечно протезам. Почему?
– Использование оболочечного протеза, которое практикуется за рубежом, позволяет делать менее травматичными разрез кожи – всего 2-3 сантиметра (у нас 5-6 см). Через этот разрез и проталкивается составленный оболочечный эндопротез, который потом расправляется в подготовленном ложе.
Однако именно оболочковые протезы имеют и существенные недостатки, например, при травме оболочка может лопнуть и содержание протеза вытекает, что требует повторно оперативного вмешательства и является основанием серьезных осложнений.
Кстати, наши специалисты сейчас тоже работают над оболочечными эндопротезами, которые будут учитывать недочеты.
– Проведение мастэктомии требует соблюдения определенных стандартов обследования. Что они предусматривают?
– стандартное обследование можно пройти только в условиях специализированного медицинского учреждения. Оно предусматривает проведение УЗИ, пункционной биопсии, маммографии, определение опухолевых маркеров. На базе КГОБ мы имеем все возможности для этого: определить морфологию опухоли, чувствительность к гормональной терапии, степень ее дифференцировки и др. На сегодня у нас есть 8 показателей (за рубежом до 18), чтобы определиться, с какой опухолью мы имеем дело. К этим показателям входят: размер опухоли, степень поражения лимфатических узлов, количество рецепторов эстрогена и прогестерона, активность протонкогенив тому подобное. Кстати, у нас – единственная в Украине лаборатория, это делает в полном объеме и в этом мы не уступаем мировым стандартам.
– Насколько реально сегодня предусмотреть опухолевый процесс задолго до его обнаружения?
– Существуют методы, позволяющие выявлять даже точечные мутации в ДНК (полимеразная цепная реакция). На основании этих данных на клеточном уровне, точнее на уровне генома, а еще точнее – на микромолекулярной уровне, можно определить, кто через 5-6 лет заболеет злокачественные опухоли. В настоящее время формируется новое направление молекулярной медицины, в основе которого будет генная диагностика и генная терапия заболевания.
В Америке практически в каждом штате уже создан центр по генной диагностики и генной терапии рака. Кстати, институт, занимающийся молекулярной биологией рака, имеет там финансирование в размере 156 000 000 долларов в год. Развитие этого направления медицины даст возможность опережать опухолевый процесс, чтобы он не успел перерасти из генной в клиническую онкологию. Насколько мы будем понимать микромир заболевания, настолько мы сможем ему противостоять. К сожалению, мы сегодня работаем с последствиями заболевания, а не с его причинами.
– Что бы Вы пожелали участникам конференции “Актуальные вопросы эстетической и реконструктивной хирургии молочной железы”, а особенно их пациенткам?
– Такие профессиональные собрания специалистов вокруг одной проблемы необходимы, так как они касаются различных областей медицины и большого круга наболевших вопросов. Сегодня, на мой взгляд, нам не хватает одного – скоординированности действий, широкого обмена опытом, информацией между специалистами, которые занимаются проблемами лечения заболеваний молочной железы. Главным девизом в нашей работе должны стать слова о том, что каждая женщина прежде всего должна быть здоровой и иметь право на красоту. Под таким лозунгом сегодня выступают женщины Франции, которые пытаются заставить государство оплачивать даже эстетические операции по поводу возрастных изменений догоняющих женщин после сорока лет, чтобы собственно, наслаждаться жизнью и дарить окружающим свою красоту. В этом плане наши женщины должны быть более настойчивыми в отстаивании своего права на достойную жизнь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here