Существует возможность сделать рак “ограниченным”

0
43

Сегодня уже никто не утверждает, что рак вполне излечим, как это можно было бы говорить о ряде других заболеваний, имеющих абсолютно четкое биологическое решение. Несмотря даже на раннее его распознавание и, казалось бы, безупречное адекватное лечение, никогда нельзя гарантировать спасение от этой болезни, угрожающей проявиться снова в совершенно непредвиденный момент. Что же тогда остается тем, у кого злокачественная опухоль обнаружена в распространенном стадии и кто понимает и принимает факт своей обреченности?
  К счастью, для многих больных прогресс в онкологии отдаляет рецидив опухолевой болезни, в чем мы убеждаемся, наблюдая их всю жизнь. Правда, с одной стороны, неизвестно, что было бы с ними, если бы они прожили дольше, а с другой – это типичное статистическое наблюдение, которое своими “благоприятными” результатами более удовлетворяет медиков, чем тех, кого они отпустили после предоставленной радикальной помощи. А дальше?
Цифровое выражение показателя выживаемости конкретного человека не является показателем ее душевного равновесия, от нарушения которой больной раком страдает не меньше. Здесь и откровенное негативное отношение общества к онкологическим больным, к их проблемам и потребностям, и наше неумение (а может – нежелание?) разговаривать с ними, заставляя их тем самым делать собственные выводы, и уклонение от ответов на их вопросы, которые кажутся нам пустыми , а на самом деле для них очень важны. Иногда мы, врачи, создаем, сами того не ожидая, ситуацию отчуждения больных, изолируя их от активного восприятия жизни, мешая психологически переключаться на другие жизненные ценности, и даем повод для создания и распространения различных слухов. Нехорошую роль в провоцировании чрезмерного ажиотажа вокруг онкологии играют, к сожалению, средства массовой информации. Своей тенденциозностью они подтверждают существующую недоверие к проблеме, что еще больше отдаляет больных от нормальной жизни. Очень тревожно выглядит реклама разных противоопухолевых препаратов и методов лечения рака, потоком выплеснула на обывателя, совсем не готового критически воспринимать, во многом не проверенную информацию.
  В связи с этим вполне логично предположить, что здоровые люди, обнаружив себя какие-то проблемы, часто не спешат к врачу, опасаясь установления угрожающего диагноза. Отношение к “сердечных” больных более чистосердечное, хотя, как известно, именно заболевания сердечно-сосудистой системы лидируют в показателях смертности населения. Поэтому, возможно, перспективнее нам всем вместе не только проводить запоздалую работу по исправлению того, что уже произошло, но и воспитывать у людей нормальное отношение к своему здоровью, превращая их в единомышленников в борьбе с раком и партнеров в случае лечения собственного онкологического заболевания ? Без запугивания и сокрытия – честно. Если рост заболеваемости раком уже остановить невозможно, то ограничить его пагубное влияние на сознание нам вполне по силам.
Понятно, что надо продвигаться вперед, давая больным право на достойную жизнь, сколько бы оно продолжалось, а здоровым – возможность выбора. Это примирит обе стороны и даст осознание необходимости “сосуществовать с раком”. На сегодня, по некоторым данным, только в России миллионы людей, которые лечились по поводу рака. Вот где надо искать ключ к осознанию необходимости изменить взгляд общества раком в целом и на потерпевших от него в частности. Бывшие больные, к сожалению, редко привлекаются к нашей общей дела. Ведь после грамотного отбора и обучения, они могут ограничить магический негативное влияние рака на людей.
  Все мы являемся свидетелями того, как онкологические больные, находясь в стационаре, объединяются в небольшие группы для взаимоподдержки. В дальнейшем эти связи, как правило, обрываются, и люди остаются один на один с бедой. Специалистам (онкологам, психологам, социологам) и другим заинтересованным лицам в процессе формирования эффективной программы немедицинской помощи онкологическим больным необходимо соблюдать два условия: поддержка не должна носить хаотический, нерегулярный характер, а для каждой формы опухоли должны быть особенности восстановления психо-социального здоровья . От выбранного зависит результат деятельности, которая требует полной отдачи в этом нелегком и благородном деле.
В конце 2003-го исполняется 15 лет, как в Санкт-Петербурге, тогда еще Ленинграде, была создана “Надежда” – волонтерская организация помощи больным раком молочной железы. Идейной базой для ее становления стала Международная программа Reach to Recovery ( “Путь к выздоровлению”), главная цель которой – оказание физической, психоэмоциональной и косметической помощи больным раком молочной железы. Reach to Recovery – это уникальное явление в сфере человеческих отношений, в частности, в такой области медицины, как онкология. Там, где не принято много говорить с больными, и там, где пострадавшие от рака люди очень нуждаются в эффективном соболезновании.
  Гармоничная по своему строению, программа предусматривает встречу один на один сегодняшней больной раком молочной железы с женщиной, которая в прошлом перенесла это заболевание и, обладая опытом и полученными знаниями, способна оказать ей поддержку для социально-психологического равновесия.
Легендарная американка Terese Lasser, которая перенесла мастэктомию по поводу рака 50 лет назад, – инициатор беспрецедентной идеи немедицинской помощи больным раком молочной железы, навсегда останется в истории движения, достаточно просто прокладывал себе дорогу. Она сумела не только обобщить интересующие больных, но и начать популяризацию своих благородных стремлений, доводя их до понимания несговорчивые в этом вопросе врачей-онкологов. Ее настойчивость не осталась незамеченной. Но только через 17 (!) Лет, в 1969-м, Американское противораковое общество скоординированное разбросаны по всей стране отдельные проекты помощи больным раком молочной железы в единую программу и ввело ее в свою разностороннюю деятельность, дав звучное и точное название: Reach to Recovery . Следующим этапом стало ее распространение на другие страны мира и, прежде всего, Европу. Сейчас глобальная программа Reach to Recovery находится в ведении UICC (Международного противоракового Союза) и одного из его комитетов COPES. Приятно отметить, что благодаря “Надежды”, в 1992 году Россия стала тридцать третьей членом Reach to Recovery International.
Поистине поражает чрезвычайная организованность Reach to Recovery. В совершенстве разработаны методы ее реализации, главным лейтмотивом которых является позиция “не навреди”. Незыблемыми остаются следующие принципы программы: деятельность осуществляется на добровольных началах и бесплатно; волонтерами Reach to Recovery становятся женщины, которые перенесли рак молочной железы и на момент вхождения в программу физически (без признаков генерализации опухолевого процесса) и психологически здоровые; после окончания курса лечения должно пройти не менее 1,5 – 2 года (волонтеры должны быть свободными от собственных проблем); готовность волонтеров к обучению и переобучению. Последний положения придерживаются особенно скрупулезно, потому что только тренированные прежние больные могут быть допущены к контактам с нынешними пациентами. Волонтеры должны быть в курсе последних достижений онкологии, психологии, социологии, этики, лечебной физкультуры, других смежных областей знаний. Этому, в соответствии с правилами международной программы, предшествует тщательный отбор женщин, которые впоследствии могут стать волонтерами Reach to Recovery.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here