Человек-рентген Николай Величко

0
627

Легкость, с которой устраняет различные костные проблемы у людей пенсионер из села Вильгор Гощанского района на Ровенщине Николай Величко, чем-то напоминает жонглерские. Только вместо циркового “но-оп!” у него, хотя бы того не хотел, изымается просто “оп!”. Простое, как и все гениальное. За известным во всей округе Величковым “оп!” едут издалека, потому что оно означает выздоровление без лекарств, гипса и денежных затрат.
Его профессионализму могут позавидовать дипломированные травматологи. Хотя он отнюдь не посягает на чей-то профессиональный авторитет (это только личные наблюдения автора публикации, правда, подкрепленные благодарными отзывами многих людей). Врачи никаких рекламаций на Величко-травматолога не имеют, даже в отдельных экстренных случаях советуют обратиться к нему, человеку-“рентгену”.

У ЦЕЛИТЕЛЯ НЕТ НИ ОДНОГО ВЫХОДНОГО
Несколько раньше, чем планировалось состояться нашему знакомству, “помогла” травмирована рука дочери.
– Не могу никому отказать, с бедой же люди идут, – признается Николай Величко. – не спрашиваю, кто и откуда люди. Нет такого дня, еще и Пасхи такой не было, чтобы кто-то не пришел. А то и шесть-восемь ежедневно, очень многие из Нетишина, из Хмельницкой атомной станции едут. Дальний пациент был вплоть из Беларуси, а из окружающих сел – им счета нету.
Исходящие “народном врачу” Величко дает разве что большая непогода. Живет в конце улицы, то как дождь нальет лужи – до него не добраться. Когда просят, то и сам едет за много километров. Как-то в Старом Селе на Рокитнивщини оказался. Почти сутки не спал, люди шли и шли к нему. Очень запомнился ему тогда один военный, которого еле уговорила обратиться к приезжему костоправу родная сестра. Приехали люди из Кузнецовска, темной ночью постучали в дом. Медлить больше не могли, потому что на завтра была назначена операция на колене. Шесть недель человек ходил в гипсе, который только перед операцией сняли. После визита к Величку человек в больницу все-таки зашел … сказать, что уже все в порядке. А сначала военный ой как недоверчиво отнесся к целителю.
“Я в бабу и Дедов не верю”, – так и сказал, сразу записав Величко в разряд шарлатанов.
Сдался только по настоянию родной сестры.
– Даже когда я направил ему колено, – вспоминает тот эпизод Николай Васильевич, – он все еще не верил в свое скорое выздоровление. Я ему крепко зажал колено пальцами, едва повернул, силой согнул ногу – оп! и все. Ничего себе операция, видимо, подумал военный. Приседай, говорю ему. “Вы что, дед, дурной?” – тот мне в ответ. Приседай же, – повторяю.
На радостях он меня потом чуть не разорвал.

ПОМОГАТЬ ПРИХОДИТСЯ И ЛЮДЯМ И ЖИВОТНЫМ
Пришлось уговаривать, чтобы встала с больничной койки, и больную 18-летнюю девушку. За много километров родственники привезли Величко к ней прямо в палату в вечернее время, втайне от врачей. Застал больную в плачевном состоянии: девушку лихорадило, ноги свело, двигаться почти не могла, за несколько дней ей сделали 60 уколов! Лежала на мягкой кровати, поэтому одна из больных по просьбе костоправа уступила на несколько минут свою твердую кровать. Положил туда больную, вправил на место сдвинутые позвонки и приказал вставать. Девушка подняла одну ногу, вторую, выпрямила, но вставать боялась. Решительным движением помог ей – и она действительно прошлась несколько раз палатой. Женщины смотрели на нее с удивлением, зная: такие больные, бывало, по несколько месяцев лежали.
То Величко разбудили после полуночи – мальчик упал с ореха, руку вывернуло дугой в противоположную сторону. “Если позволите, – спросил разрешения родителей, – направлю руку”. И попросил всех выйти. Повернул руку, мальчик не успел крикнуть, как Величко уже накладывал шину из переплетов. “Тот дед, видимо, гипнозом владеет, так точно сложил руку”, – привезли потом благодарные родители слова врачей из Ровно.
– Если вижу, что могу помочь, кричи – не кричи, свое должен сделать. А вот за переломы не берусь, да и гипса у меня нет. Что там говорить, уже и книги в переплете дома не найдешь. Хотя, когда приходят с переломами, а я не в состоянии выручить, то с досады спать не могу сам. В Вильгоре и близлежащих селах каждая хата перешла через мои руки, – констатирует факт Николай. – Привык, что идут за мной, и когда нужен ветеринар: лошадей, коров на ноги приходилось ставить.

ДАР ЛЕЧИТЬ ПОЛУЧИЛ В НАСЛЕДСТВО
Пока были живы мать и сестра, люди к ним ходили. От них и перенял это умение. Сорок лет работал шофером. Добросовестному, непьющему водителю доверяли лучшую технику. Свои четыре машины прямо на автозаводе получал. Двадцать лет возил колхозное руководство, еще столько впоследствии работал на молоковоз. Приедет, было, в Гощу, а его уже не могут дождаться молокозаводе: то приемщица жалуется на боль в пояснице, кто-то из коллег знакомого приведет – всем направлял хребты. Чаще всего, по наблюдениям Николая Васильевича, страдали женщины:
– Известно, что женщине более пудовую вес поднимать нельзя. А возьмем, например, доярку – в каждом бидоне до 38 литров молока, а еще плюс вес самого бидона. Такой груз не всякий человек согласится двигать, а наши женщины таскают. Вообще же к проблемам с позвоночником больше склонны полные люди, у них чаще травмируются кости.
Возраст пациентов вильгирського врача-самородка не имеет ограничений. Как-то супруги с развлекут Острожского района привезли младенца, у которого во время родов произошел вывих руки. В больнице хотели брать пункцию спинного мозга, но молодые родители наотрез отказались от этой не совсем безопасной манипуляции. Приехали со своей бедой к Величко. Прямо в собственных жигулях ребенок распеленали. Как только Николай Васильевич поднял поврежденную руку малыша, он заплакал, профессиональным движением поднял второй – смолкло. Вот и все Величково лечения. Те люди впоследствии эмигрировали. А перед отъездом привезли свою 8-месячную Кудряшка показать и поблагодарить за возвращено родительское счастье.
Вообще, Николай Васильевич радуется, если к нему не возвращаются. Это означает, что с его пациентами все в порядке. Девушка с Сеянец пришла к нему с вывернутыми шеями, а домой пошла, будто ничего и не произошло. Величко только обеими руками крепко обхватил голову, повернул – оп! – и на месте. А то соседка наведалась. Только хлеб, говорит, взяла в руки, и нечто вроде рубанули в пояснице, еле до дома дошла. Назад пошла – хоть бы что. Молодой парень из Березного встрял в драку, спина полукругом выгнулась, слепнуть начал, пройти километр было для него непосильным испытанием. Величко попросил парня перед приездом хорошо попариться, кости размягчить. Когда юноша приезжал поблагодарить, то хвастался: “Дед, я уже двадцать километров пешком проходил”.
Так волею судьбы и стал костоправом. Жена Люба, сын с невесткой и три внучки за домашним врачом понятия не имеют о существовании травматологов или вертебрологов. В чрезвычайной чувствительности рук и больших способностях убедилась и я: за считанные секунды он вправил травмированную руку моей дочери. После того Николай Васильевич стал для нее самым авторитетом.
… Я попыталась было снять мокрую повязку на руке дочери, но она остановила меня:
– Врач сказал часто смачивать бинт водой, припухшую руку так охлаждать.
“Врач сказал …” Разве могла перечить ребенку? Ее устами говорила истина: совет ей дал настоящий врач. НЕ дипломированный? Что? Его диплом – Божий дар, а почетное звание народного присвоено ему не государством, а самими людьми.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here